Книга Мануэля Хулио Кортасар скачать ознакомительный фрагмент в формате fb2.zip, html.zip, txt, txt.zip, rtf.zip, a4.pdf, a6.pdf, mobi.prc, lrf, epub и купить в интернет-магазине полную версию книги
все книги интернета у нас на izdat.net137848 произведений   54271 авторов
> > >
> Книга Мануэля


Книга Мануэля скачать

Книга добавлена в библиотеку 28.10.2010
Аннотация

«Книга Мануэля» – последний роман известного писателя Хулио Кортасара (1914 – 1984). Это своеобразная книга в книге, которую делают для двухлетнего Мануэля, наклеивая в альбом газетные вырезки, его родители Сусанна и Патрисио, а также их друзья, молодые латиноамериканцы и французы, живущие в Париже 1970 года. Автор описывает любовь, маленькие радости «беспощадно-нежных» провозвестников Большой Бучи, их «карманное» сопротивление ненавистному обществу, эпатаж буржуазии. Но вот покончено с ребячеством, впереди – рискованная операция по захвату заложника

Скачать книгу Книга Мануэля (ознакомительный фрагмент)

Доступные форматы для скачивания:
fb2.zip, html.zip, txt, txt.zip, rtf.zip, a4.pdf, a6.pdf, mobi.prc, lrf, epub

Читать онлайн книгу Книга Мануэля


Комментарии

Комментарии к Книга Мануэля

0 / 1000
bang-bang 2.01.2011 05:58

я читала эти километровые предложения в метро, шевеля губами, почти вслух. мне не хватало дыхания, но каждый раз, когда нужно было выходить, я закрывала книгу и загадочно улыбалась. было так странно и непонятно, но так близко-близко.

Tru-la-la 18.05.2008 06:30

Книга написана в виде отдельных заметок, газетных вырезок, фрагментов новостей, и прочих отрывков. Однако при всем этом она удивительно цельная. Очень, очень понравилась!

Very Welcome 19.09.2007 12:13

5/5

Партнер сайта chitalka.net

Другие книги
Рецензии

Оно
13.05.2016 01:18


Вступление

Есть одна восхитительная в своей ироничности книга - Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали . Я написала на нее рецензию не читая. Так вот, предлагаю переименовать "Книгу Мануэля" в "Искусство рассуждать о книгах, которые вы не поняли".

Это поток сознания, это перевоплощения и метафоры, это рассуждения, обильно политые матэ. Это бред. Подготовка к революции - абсурд. Зарисовки из жизни - гротескные в худшем из возможных вариаций этого слова. Штурм - многогранный но воспринимаемый спокойно, без надрыва. Отношения героев - еще туда-сюда, но только на фоне всего остального, а в целом, какие-то неряшливо-шершавые, как удачный набросок, который много-много раз обвели по контуру.

Основная часть

Когда мы видим в описании книги словосочетание "магический реализм" представляется непременно что-то счастливое и увлекательное, к примеру ванильный Шоколад , или хотя бы тягуче-завораживающие Сто лет одиночества . Но жизнь штука суровая, литература - беспощадная, а революционные движения - далекие и бурные. Исходя из этого смело могу назвать мое знакомство с Кортасаром эпичнейшим личным провалом года.

Вообще проникнуться духом пресловутой молодежной революции работающему обывателю сложно. В школьные годы, на волне первых в моей жизни революционных движений родной страны, я, безусловно, влюбилась бы в эту книгу. Потому, что "за все хорошее, против всего плохого", "главное, что мы против" и вообще, "все умрут, а я грейпфрут". И все бы это было смешно, если бы не воспринимались мне ура-патриотические мысли-монологи участников Бучи вот именно такой максималистской чушью.

Сейчас, спустя десяток лет, в компании бокала вина, а не пака глинтвейна, взгляды мои на литературу тоже малость изменились (исповедь алкоголика, право слово!). Не сказать, чтобы я стала сторонником размеренной жизни, застывшей в граните литературы да долгосрочных ипотек. Но что-то во всей этой подпольной парижской движухе вызывает во мне стойкое отторжение.

Кто-то говорил, будто литературе должно быть квинтэссенцией жизни, самой ей сутью. Но вот таким вот образом представить читателю суть революционных движений? Ой, нет, увольте. Назовите меня наивной, но я все еще верю, что не вот такие вот картонные идеи перестраивают мир. Период такой в жизни, или что, но охота мне во всем искать великое да глубокое. В каждом человеке видеть большое и светлое. В каждом решение - что-то основополагающее и важное. И в этой книге я такого не нахожу

Вывод

Для знакомства с автором, радикальной ошибкой любого читателя можно назвать две книги - первую и последнюю в библиографии (Ну, кроме Митчелл, тут не промахнетесь). Я, к сожалению, эту ошибку совершила, возможно навсегда испортив себе впечатление о хорошем, судя по отзывам, писателе. Оценку книге ставить не буду из-за летнего обострения НуЭтыжКлассикаНуКакЖыжЯЕеТакВНольОценю. Но субъективно - книга не понравилась от слова совсем, хотя выбирала ее с большим энтузиазмом.

Tomato
5.05.2016 14:31


Кривой мануал

В английском переводе название книги "Manual for Manuel", что в корне отличается от нашего названия "Книга Мануэля", согласитесь, книга - это более общее понятие, тогда как мануал - это инструкция. Так вот, что же это за инструкция такая? Это не инструкция по изучению языков для мальчика, рожденного в молодежной революционной группе конца шестидесятых. То есть набор вырезок, может и инструкция для мальчика, но мы-то говорим о книге. Книга слишком сумбурна для инструкции, инструкция предполагает четкие объяснения что и как делать, чтобы получить некий результат, а в книге мы видим мешанину, кашу, пульпу, магму, расплав из десятков имен, сотен поступков, бредовых идей, бессмысленных диаграмм, чтения между строк, перескакивания от одного героя к другому, трудно понять кто в данный момент с кем занимается сексом - есть два латиноса в Париже, которые любят двух девушек, потом как-то все у них устаканивается, но вот смысл этого всего неясен. Единственные осмысленные и четкие участки текста в книге это описания сексуальных сцен и приведенные в конце книги откровения американского зеленого берета о том, как они пытали пленных (эти откровения напоминают мне рукав пришитый к одному месту). Описания пыток могут шокировать, поэтому не советую читать особо чувствительным натурам.

Как попытка показать студенческие волнения - по-моему не удалось. Как попытка показать молодежную любовь - ну, так себе. На месте Мануэля я бы этот мануал забросил бы куда подальше.

В общем на троечку

ImLovingIt
23.04.2016 15:01


Сложно. Сложно читать книги авторов с четкими левацкими симпатиями, когда ты придерживаешься прямо противоположных взглядов. Ты читаешь не книгу. Ты читаешь не реплики персонажей. Ты мысленно вступаешь в политическую полемику с автором. Поднаторев в поисках политической подоплеки, воспитанный на осколках пропагандистской машины СССР, щелкая, как орешки, потуги современных "Геббельсов" от неолиберализма склонить тебя в их систему ценностей, тебе сложно иначе.

Сложно. Воспринимать всерьез происходящее. Меня всегда поражала история Европы после Второй Мировой Войны. По большему она напоминает какой-то фарс, пародию на собственную историю до ВМВ. И путчи не путчи, и диктатуры не диктатуры... А "революционеры" вызывают только презрение.

Комиссары в пыльных шлемах, пьяная матросня с пулеметными лентами, испанские анархисты, троцкисты, коммунисты - они вызывали уважение, а порой страх. А попивающая матэ иммигрантская интеллигенция, компенсирующая собственную неполноценность во французском обществе левацкими идеями, вызывает только презрение и желание смахнуть эту пыль времени со страниц истории.

Смешно. Читать было бы смешно, если бы не скучно. Разговоры, разговоры, разговоры... Прямо советская диссидентская кухня того времени, поменять декорации, сместить акценты - и вуаля, советская интеллигенция сидит на кухне, пьет портвейн, курит беломор и говорит-говорит-говорит.

Знаете, мне всегда интересно почитать хорошую годную книгу, даже если она основана на иных симпатиях и трактовках, нежели чем у меня. Я обожаю Ремарка, не смотря на то что ближе мне позиция его антипода-Юнгера. С удовольствием читал "Как закалялась сталь", хотя искренне болел всегда за белых.

Но идеализировать инфантилов в иммиграции - увольте. Я разочарован. Знакомство с автором не задалось.

Triam
4.07.2015 22:56


Честно скажу, что пытался прочитать этот роман дважды. Первая попытка была неудачной, где-то лет семь назад я завяз в самом начале и книгу поменял. Теперь только, после прочтения множества рассказов Кортасара и романа Модель для сборки, вселенная великого Аргентинского писателя мне открылась и я с удовольствием вкусил всю, на первый взгляд несъедобную прелесть Книги Мануэля. Действительно, к чтению романа надо приступать подготовленным, зная, кто такой, например, Штокхаузен, что такое фри джаз, быть осведомленным о национально-освободительных движениях в латинской Америке и террористах из РАФ и Красных бригад и им подобным, короче говоря подойти нужно с каким-то интеллектуальным багажом, тогда книга будет читаться проще и любопытнее.

magic
13.12.2014 23:00


Согласно известной поговорке, наполовину подтвержденной документально, "Титаник" построили профессионалы, а Ноев ковчег - дилетанты. Не уверен, что эта формула справедлива для революционных событий разного времени и масштаба, но ту революцию, что в испанском оригинале "Книги Мануэля" обозначена нецензурным словом, тоже учинили дилетанты. N+1 лет назад я зачитывался политическими детективами Юлиана Семенова, и именно его вспоминал во время чтения Кортасара. Но у Семенова как раз профессионалы, люди из стали и кремня, каждую минуту знающие, на что они идут и ради чего. У Кортасара же участники Бучи готовятся к ней до абсурда дурацкими способами, от обгорелых спичек до бирюзового пингвина. И с оружием в руках они не сильно меняются, не бронзовеют, а продолжают резать бумагу, лить клей "Пеликан", бороться со сном и сооружать четырехэтажные бутерброды.

И вдруг понимаешь: кое-что изменилось бесповоротно, в словосочетании "магический реализм" прилагательное растворилось, исчезло навсегда. Потому что реальность в газетных вырезках и новостях не оставляет ни малейшей возможности пребывать в высоких сферах магии и волшебных образов. "Книга Мануэля" - это объявление войны. Или, вернее, объявление о войне, которая тлеет по всему миру, по Европе и обеим Америкам. Объявление предельно ясное и повторенное дважды: первый раз в авторском вступлении, второй - на последних вклеенных страницах.

Как и в "Игре в классики", здесь много музыки, но это не согревающий душу джаз, а нечто полностью противоположное. Один из героев на протяжении почти половины романа упоминает Prozession - сочинение Карлхайнца Штокхаузена. Настоятельно советую послушать хотя бы первую его часть либо перед началом чтения, либо одновременно с ним в первых главах: оно договорит об Андресе многое из того, что Кортасаром намеренно не было разложено по полочкам. Или же оно ничего не договорит и вызовет головную боль и отвращение, точно так же, как кого-то прогневят грязные сцены и разговоры - загляните в топовые рецензии, там о них (и только о них) сказано более чем достаточно.

Сцену штурма я перечитывал несколько раз, из них как минимум дважды - в обратном направлении. Нет, не по рецепту из "Классиков", скорее, из желания пересмотреть все, что происходило одновременно, отматывая назад и двигаясь вперед по кадрам и по секундам. В других книгах в похожих ситуациях было на порядок больше и драматизма, и напряжения, и всевозможных других эмоций, но не было многоканального зрения вкупе с оптическим обманом, когда два десятка человек превращаются в три армии, сошедших прямиком со страниц "Илиады". Видимо, именно так и бывает в жизни, и не дай бог в этом убедиться самому.

Вот они, первая армия Бучи, пока еще все за одним столом. И Мануэль тоже здесь. Он пока не научился читать и даже говорить, но мне бы очень хотелось, чтобы когда-нибудь он прочитал свою книгу.

Wikky
12.12.2014 10:43


"Книга Мануэля" наконец-то ответила на мой вечный вопрос: почему Кортасару так и не дали Нобелевскую премию? Собственно, может быть, в ней и причина. После такого и не дадут. Слишком уж рьяно и беззаботно призывает он вершить революцию, слишком верит в то, что получится. И слишком кусает он самую главную страну мира и ее пособников, будто бы на родном континенте не было ни Пиночета, ни Перона, ни "Сендеро Луминосо" - коренных диктаторов. Только лишь зверства во Вьетнаме. Но зверства, надо сказать, отменные. Читаешь с трудом, мурашки идут строем по телу, поражаешься, на какое скотство способен человек, которому все позволено. Конечно, хочется взять оружие, сделать этот переворот, свергнуть местечкового тирана, за невозможностью полностью перестроить мир по-новому хотя бы плюнуть на stars and stripes и жить потом долго и счастливо. Или страдать, разрываясь между бунтаркой-иммигранткой-полечкой и буржуазно-правильной местной Франсиной. Кто-то писал выше, что отношения рассказчика и Франсины - лучшие страницы романа. И это не удивительно. Если раздувать метафору до предела, то можно додуматься до того, что в этих отношениях описан роман Кортасара с Европой, Третьего мира со Старым Светом (относить к нему Восточную Европу, бывший соцлагерь, да простят меня поляки, все же неправомерно). Латинская Америка со своими комплексами и нелегким характером перерождает скучающую и в тайне готовую для ломки старушку Европу, они сталкиваются, чтобы вместе увидеть это кладбище, чтобы разлететься или идти параллельно друг другу, зная, то после все стали другими. Но Франсина на утро вновь придет работать в книжный магазин, полечка изменит с революционером, а участники Бучи, включая родителей известного Мануэля, вокруг книги которого и весь сыр-бор, вернутся домой. Они похитили человека в цивилизованной стране, но им ничего за это не было. И можно смело продолжать пить матэ, вино, слушать джаз, говорить о мировом зле и пустяках и готовить новую Бучу.

дионис
1.05.2013 09:11


Книга Мануэля - книга порнографическая. Не знаю зачем книгу подобного рода готовит для своего ребёнка одна из героинь, но сомневаюсь, что только для билингвизации. Кроме знания нескольких языков ребёнок изначально поймёт мир с извращённой стороны. И там где должна была сформироваться устойчивая психика и реальное понимание мира - выйдет вперёд моральный урод с отклонениями в физическом и душевном плане. Этакий ханыга с поезда "Москва-Петушки" Ерофеева скрещённый с плодами больной фантазии "Тропика Рака" Миллера и прокоммунистическим настроем Кортасара.

Мануэль - мальчик. Он пока может говорить лишь то, что говорят младенцы и делать то, что делают младенцы. Он не умеет мастурбировать как Кортасар (ежели Кортасара можно назвать маэстро онанизма, то давайте его так и будем называть, ибо половину книгу он рассуждает только об этом), ему неведом половой акт, особенно анальный (Кортасар помимо прочего с особым удовольствием описывает своё удовольствие от сего процесса и неудовольствие со стороны партнёрши, но смакует тему не хуже, чем тему про онанизм), Мануэль просто хлопает глазами и изредка оглашает комнату криком. Он не знает о газетных вырезках на разных языках, что любящая мать вклеивает в его будущую книгу для чтения. Нет, чтобы подбирать темы для детей, нет... политика, наркотики, извращения. Видимо так и надо растить детей по мнению Кортасара.

Сама же книга больше напоминает поток сознания с вставками забавных и идиотских ситуаций. Вот друзья Кортасара разыгрывают сценку в магазине, доводя до кипения продавщицу, намекая, что повышение цен - это зло. Вот друг еврей Кортасара подвергается постоянным антисемитским нападкам со стороны автора, как его бедного только не опускают, с чем только не сравнивают и с чем только не мешают. Вот друг патологоанатом расписывает как ему приятно вскрывать трупы молодых девушек, какие чувства при это испытывает, оправдываясь, что он всё-таки не некрофил, а нормальный человек... но у читателя возникают большие сомнения в адекватности такого человека. Кортасар проводит пару психологических тренингов для читателя, показывая как ведут себя в компании, если к ним присоединяется незнакомый человек. Не забывает Кортасар и об индусах, которых судя по всему в Париже больше русских... вместо русских кстати в книге фигурируют лишь поляки. Нелепостей море. Чего только стоит вспомнить друга, решившего есть в ресторане стоя, вызывая недоумение у окружающих и доводя до истерики обслуживающий персонал. Назвать бы Кортасара и его друзей люмпенами, да не получится... пролетариат никогда не имел настолько худших своих представителей.

Любит Кортасар к делу и без дела вспомнить Владимир Ильича, Льва Давидовича и товарища Цзедуна. Любит Кортасар выпить матэ с друзьями, причём выпивает его так же по делу и без дела, заполняя пустое пространство. Ясное дело - напиток аргентинского происхождения и хоть что-то должно роднить Кортасара с Аргентиной, помимо клички Че.

Для общего развития книга бесполезна... больной плод больного сознания.

Эти рецензии тоже могут вас заинтересовать:

- 62. Модель для сборки

- "Тропик Рака" Генри Миллера

- "Тошнота" Жан-Поль Сартра

- "Москва-Петушки" Венедикта Ерофеева

- "Американские боги" Нила Геймана

- "Бом-бом" Павла Крусанова

Бро
11.12.2012 05:47


Ставлю четвёрку не Кортасару-писателю, а себе-читателю. Почему? Да потому что недотянула, недосмаковала, не читала эти бесконечные предложения по кругу, по многу-многу раз, ожидая, пока цветок распустит все свои слова-лепестки. Потому что читала по старой привычке - взахлёб, а нужно было так. Потому что хотелось быть в том мире, где

обед свелся к походам на кухню за салями, стаканами с молоком и с вином, кусками холодного омлета и полудюжиной бананов – отец, мать и сын чувствуют себя превосходно, нарушая почем зря благонравные обычаи, и, когда является Людмила, встречают ее в белье, угощают кофе с коньяком, приглашают ее



Потому что до последнего момента отказывалась от горькой пилюли, спрятанной для читателя среди вот этого тягучего, волшебного, прекрасного мира, до самых последних страниц, когда отвернуться стало уже просто невозможно.

Omph
15.07.2012 02:52


Роман вполне можно было бы назвать "Мир Хулио" - Буча, аргентинцы в Европе, лямур с

полечками - все это, без сомнения, имело место быть если не в действиях Кортасара, то уж в мыслях обязательно. Своеобразное завещание, оставленное миру, проходящему здесь под названием "Мануэль" - не все так гладко, детка, в этом мире, что в политике, что в метафизике.



Но боже мой, этот поток сознания! Весьма неудобно. (а начиналось все с монологов Персио в "Выигрышах")

Больше всего по вкусу пришлись размышления "друга" о невозможности показать жизнь

литературой.

Bezkone4no
6.07.2012 22:11


Не надо было её перечитывать, она должна была остаться там, внутри юношеского восприятия, бескомпромиссной веры в идеологию протестов как единственно возможной формы жизни, времён, когда казалось, что для воплощения идеалов в реальность достаточно быть против, что, чтобы построить, достаточно разрушить, "анархия - мать порядка"...

Сейчас же все эти тягучие разговоры "во славу" Бучи слишком сильно отдают портвейном и инфантилизмом.

12